Логотип
Подписной индекс:
83218
 
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(8462) 35-59-56
(8462) 59-69-14

Некоторые фрагменты из этой записки приводим ниже по тексту:

фото"В западной части Сенгилеевского уезда, Симбирской губ. в 17-м квартале Баевского урочища Удельной лесной дачи находится весьма интересный в научном отношении предмет - окаменелое дерево, известное многим из окрестных жителей под именем "каменной сосны". Дерево это разбито на отдельные куски, длиною от 1,5 до 5 футов [45-150 см]. И в диаметре от 1,5 до 3 футов. [45-90 см]. Кроме 9 больших кусков, видимых на поверхности и расположенных вдоль одной прямой линии, почти с С.З. на Ю.В. не трудно обнаружить в промежутках между ними ещё куски, скрытые под дёрном. Общая длина, на которой можно проследить дерево, равняется 11 саженям [23,5 м]; судя по тому, что последний из видимых кусков имеет диаметр 1,5 фута [45 см], можно предполагать, что дерево продолжалось, или ещё продолжается значительно далее пределов, указанной линии. (Местные жители указывают факты увоза кусков дерева, с целью употребления их на столбы и придорожные знаки) ["Баевская сосна" - огромный ствол окаменелого дерева, впервые описанный горным инженером Н.И.Лебедевым в работе Об окаменелом дереве, найденном в Симбирской губ. // Известия Геологического Комитета, 1892, №2. Древесина определена профессором Н.И.Лагузеном, как Cupressinoxylon sylvesire Merkl.]. Находки остатков окаменелого дерева представляют весьма нередкое явление в Симбирской губернии и далее по низовьям Волги. Куски древесины, отпечатки листьев и плодов попадаются иногда в песках и песчаниках, образующих вершину здешних геологических образований. Эти находки особенно часты в Сенгилеевском и Корсунском уездах. Об них упоминают многие авторы, писавшие о геологии этого края и особенно много сведений о них мы находим в работе Р.Пахта…" [13].

"Большая часть образцов, найденных Пахтом и упоминаемых другими геологами, - пишет Павлов, - были сильно источены сверлящими моллюсками, близкими к тем, которые и теперь наносят страшный вред деревянным судам и подводным деревянным сооружениям в приморских местностях. Описанные условия нахождения окаменелого дерева в песках, в виде обломков, проточенных морскими моллюсками, указывает, что эти обломки были сносимы с материка в море, носились по волнам, подвергались нападению сверлящих моллюсков и затем заносились морскими осадками и мало по малу минерализировались. Пласты, заключающие окаменелое дерево, оказываются таким образом продуктом деятельности моря, некогда покрывавшего эту местность и оставившаго следы своего пребывания в виде пластов с остатками плавучего дерева с раковинами моллюсков и других животных. Факт присутствия здесь моря в третичный период сам по себе не представляет ничего неожиданного для геолога" [13].

фото"… Значение морских осадков для геологии вполне понятно, если припомнить, что дно моря есть собственно арена последовательного накопления минерального материала и погребения в нем организмов, населяющих воды, тогда как поверхность материка есть напротив того арена постепенного разрушения горных пород под влиянием атмосферных деятелей, неустанно работающих. Вот почему сохранение памятников органической жизни, развивавшейся на материках в различные геологические эпохи - есть явление крайне редкое и исключительное, и история материковой жизни известна нам крайне отрывочно и преимущественно по тем остаткам, которые сносились с материков в водные бассейны и заносились осадками. В этом смысле находки окаменелого дерева представляют тот интерес, что указывают на существование материка в третичный период в Ю.В.России и на существование на нем лесов из названных пород деревьев" [13].

"… Находка огромного ствола дерева, уцелевшего повидимому на том самом месте, росло дерево и возможно точное описание находки и окружающей местности должно представить громадный интерес для разъяснения истории той отдаленной эпохи" [13].

И "каждая находка… [этому способствующая], должна представлять большой научный интерес, а к числу таких находок несомненно относится громадное окаменелое дерево, так прекрасно сохранившееся на одной из лесистых Сенгилеевских высот, что окрестные жители, знающие об нём, с уверенностью считают её просто за окаменевшую сосну, одну из тех, какия и ныне растут в лесах этой местности и не редко валятся ветром. Было бы крайне желательно, чтобы этот драгоценный для науки предмет целиком нашел себе место в одном из больших русских музеев и был навсегда сохранён для науки и спасён от дальнейшего разрушения и расхищения по частям на придорожные столбы!" [13].

Известный российский геолог и палеонтолог - И.Ф.Синцов (с 1872 года профессор Новороссийского университета, город Одесса) сообщает о его находке у села Батраки (Самарская Лука) обломков стебля, состоящего из 11 члеников. "Подобно Pentacr. subanqularis, он имеет округленно-пятиугольное очертание, но скульптура сочленованных поверхностей его совершенно такая, как у Pentacr. pentagonalis" (1888) [14].

В 1894 и 1896 годах геологическими исследованиями бассейна реки Сызрана занимается известный геолог, гидрогеолог и палеонтолог, член-корреспондент императорской АН (1902) С.Н. Никитин. В своем отчёте, описывая нижнетретичные (палеогеновые) отложения он достаточно места отводит и ископаемым древесным остаткам. Среди песчаных толщ верхнего палеогена он обращает внимание на крупные конкреционные образования, "принимающих нередко неправильные прихотливые очертания, причем связывающим элементом является … кремнекислота, обращающая песчаник в плотную кварцитовидную массу". Среди этих образований "почти повсеместно попадаются куски, обломки и более или менее значительные стволы обращенных в роговик хвойных деревьев, обыкновенно источенные сверлящими морскими конхиферами (фоладами и др.). Эти окаменелые деревья, весьма обычное явление в третичной песчаной серии Симбирской, Пензенской и Саратовской губ., обращали на себя внимание многих исследователей (Фальк, Языков, Эйхвальд, Пахт, Мерклин, Синцов, Павлов, Лебедев)". В заключение описания древесных остатков С.Н.Никитин отмечает, что "в одно краткое наше пребывание в области верховьев Сызрани мы могли констатировать в различных местах более десятка случаев таких находок, указанных в описательной части нашей работы". В отчете он приводит и информацию о находках кварцитовых песчаников, заключающих "кроме окремнелого хвойного дерева отпечатки листьев двусемядольных деревьев"[15].

фотоРаботая в 1902 году на Самарской Луке, в старых карьерах Бахиловского гудронного завода, - хранитель геологического кабинета Казанского университета М.Э.Ноинский (профессор Казанского университета с 1914 года) "в конкрециях, а иногда и в самом [гудронном] песчанике" обнаружил нередко попадающиеся "куски сравнительно мало обуглившегося, местами пропитанного баритом дерева, древесина которого обнаруживает все признаки хвойных" [11].Большое количество "как растительных, так и животных остатков" позволит говорить, как пишет профессор "более определенно о возрасте этих образований".

"Из растительных остатков чаще всего попадаются более или менее крупные куски древесины, иногда такой хорошей сохранности, что по внешнему виду, да и по консистенции, их легко принять за современные гнилушки. Рядом с такими мягкими относительно мало измененными обломками дерева попадаются также и заметно минерализованные куски, чаще всего проникнутые баритом" [11].

На юге Луки, в окрестностях Ст. Рязани и др. пунктах "в выступающих там конкреционных частию относительно слабых, частию, наоборот, очень твердых песчаниках мне посчастливилось, - пишет Михаил Эдуардович, - найти… довольно большое количество, к сожалению, не особенно удачно сохранившихся отпечатков листьев. Не рискуя давать более точные определения последних, я укажу лишь, что наиболее распространенными являются здесь представители р.р. Cladophlebis, Coniopteris, Czekanowskia, и что в общем собранная мною флора очень напоминает флору… относимую O.Heerўом к бату [батский ярус средней юры]" [11].

Кроме того, "пески и подчиненные им песчаники Рязанского оврага, как и вообще слюдистые кварцевые пески Самарской Луки, принадлежат нижним горизонтам местной юры. За юрский же возраст говорят и найденные мною здесь отпечатки папортников [и др. растений], напоминающие некоторые формы из иркутской и амурской юры" (Asplenium, Thyrsopteris и др.) [11].

Некоторое время изучением палеоценовых отложений саратовского Поволжья занимался А.Д.Архангельский (см. Палеоценовые отложения саратовского Поволжья и их фауна // Материалы для геологии России. Т.22, 1904, вып. 1; и Некоторые данные о палеоценовых отложениях Симбирской и Саратовской губерний // Материалы для геологии России. Том 22, 1905, вып. 2). Им впервые были описаны окрестности города Вольска в направлении Актарска. В некоторых железнодорожных выемках линии Вольск-Актарск он обнаружил многочисленные остатки растений: "в песчаниках вместе с моллюсками… попадаются остатки растений, …кусочки окремнелого дерева, отпечатки водорослей, стеблей наземных растений и коры … в таком огромном количестве, что вся порода кажется сплошь состоящею из них; несравненно реже попадаются отпечатки листьев Dewalquea gelindennensis Sap. et Mar. и хвои Chamaecypa-ris conf. belgia Sap. et Mar."

фотоЛетом 1904 и 1905 годов выдающийся палеоботаник И.В. Палибин проводит палеофитологические исследования на Средней и Нижней Волге. В отчете [8] он приводит подробное описание нескольких весьма интересных местонахождений растительных остатков, в том числе и древесных.

В Симбирской губернии:

1) у села Акшаут в верховьях Малой Свияги в глубоких долинах им найдены обломки окаменелой древесины, а также в некоторых кусках "кварцитового песчаника" обнаружены "листочки Dewalquea gelindennensis Sap. et Mar. ( а также Chamaecyparis belgia Sap. et Mar. и Viburnum) и хорошо сохранившиеся отпечатки раковин и ядра моллюсков, обратившиеся в халцедон" [девалькея (Dewalquea gelindennensis Sap. et Mar.) - растение, относимое предположительно к семейству лютиковых, характерное для верхнемеловых и нижнетретичных отложений Европы и Америки; Chamaecyparis belgia Sap. et Mar. - кипарисовое растение, являющееся также обычным для флоры бельгийского палеоцена; Viburnum giganteum Saporta - калина с гигантскими листьями, ныне не существующее, но распространённая в нашем регионе в описываемое время].

В более поздней обзорной работе [16] И.В. Палибин пишет, что "В пределах Средне- и Нижневолжской области пески нижнесаратовского времени, чередующиеся с зеленовато-серыми, часто кремнистыми песчаниками, часто сменяются залегающими выше зеленовато-серыми, белыми и жёлтыми песками, в которых, кроме отпечатков раковин моллюсков и листьев, нередко встречаются песчанистые конкреции, часто значительных размеров, внутри которых заключаются окаменелые древесины белой или желтовато-белой окраски. Эти древесины принадлежат к хвойным породам типа кипарисовых и относятся к роду Podocarpoxylon (=Cupressinoxylon sylvestre Mercl., C. wolgicum Mercl., C. erraticum Mercl.), - весь этот материал ещё мало изучен. В некоторых случаях древесины эти достигают гигантских размеров, как, напр., "баевская сосна", найденная в Корсунском районе, в истоках р. Свияги близ села Баевка.

фотоПодобные находки ископаемой флоры и фауны нижнесаратовского яруса широко распределены в Нижневолжской области вплоть до Камышина, где нижнесаратовские породы покрываются верхнесаратовской свитой, известной под именем камышинского горизонта, в котором преобладают пласты песка и песчаников, бедные ископаемыми моллюсками. В окрестностях Камышина на холмах Уши верхнесаратовские слои выражены плотными кварцевыми песчаниками (камышинский горизонт). В них встречается весьма разнообразная палеоценовая лесная флора, богатая вечнозелёными растениями. Преобладающими типами этих лесов были различные буковые растения (Fagaceae); из числа последних очень обычны здесь породы с кожистыми листьями, из числа их можно назвать следующие виды дубов (типа валоновых): Quercus diplodon Sap. et Mar., Qu. Kamyschinensis Goepp., Qu. parceserrata Sap. et Mar., Qu. conf. Platania Heer и нек. др. Кроме дубов тут встречаются так называемые каштанодубы (Dryophyllum); из этой группы растений в нашей области встречается один вид, свойственный исключительно нашему палеоцену, каштанодуб (Dr. rossicum Kretsch. (Mosq.), а также другой вид, общий с палеоценом Западной Европы - Dr. subcretaceum Sar. et Mar.). Затем здесь встречаются остатки лавровых растений - циннамонов (Cinnamomum), а также некоторых других лавровых (Lauraceae) - вроде Persea и Litsaea; кроме того здесь встречаются древние магнолиевые (Magnoliaceae), представленные несколькими видами и ещё некоторые тропические типы. Род девалькия в камышинских песчаниках представлен несколькими видами: Dewalquea gelindenensis Sap. et Mar., D. orientaiis Krassn., D. grandifolia Krassn. и др., что показывает на то, что район является центром видового разнообразия этой группы"[16].

2) в долине реки Темирязанки, в окрестностях сел Лесное Матюнино и Сколково. В песчаниках, обнажающихся в прилегающих оврагах, найдены "листья Dewalquea conf. gelindennensis Sap. и Mar. (хорошей сохранности) и одного растения, повидимому, из магнолиевых";


3) в долине речки Коносаевки, "впервые были обнаружены Н.Ф.Погребовым остатки листочков Dewalquea conf. gelindennensis Sap. и Mar. и Chamaecyparis";

4) в долине реки Бекшанки близ села Каранина (Сызранский уезд) найдены крупные обломки окаменелых стволов (источенных фоладами) хвойных из рода Cupressinoxylon.

В Саратовской губернии:

1) отмеченные А.Д.Архангельским железнодорожные выемки на линии железной дороги Вольск-Актарск. Кроме растительных остатков, указанных А.Д.Архангельским, И.В.Палибин описал и "листья, повидимому, некоторых видов из рода Viburnum, некоторые Lauraceae и Aporynaceae и листья одного из однодольных, напоминающих по характеру нервации листья некоторых видов из рода Smilax;

2) в двух верстах севернее города Камышина в небольшом карьере обнаружен "ствол хвойного, около 1? м. длины, относящийся к древесинам кипарисовых (Cupressinoxylon sp.)";

3) в двух верстах южнее города в небольшом овраге указывает на находки листьев "тропических растений (Quercus и Dewalquea), а также были найдены плоды растения, представляющие расколотую поперек коробочку, повидимому, одного из представителей семейства береклетовых (Celastrineae);

4) "в городе Камышине, на Пушкинской улице, - отмечает в одном из примечаний И.В.Палибин, - около дома купца Бормотова, врыт ствол около 3 метров длины и ? метра толщины. Наружная оболочка частью сохранила отпечатки коры, а на ней снаружи отпечатались небольшие листочки древесных пород. По словам владельца, этот ствол (повидимому, также один из видов Cupressinoxylon) был вырыт им в одном из оврагов, лежащих на расстоянии 12-15 верст к югу от города".

фотоКроме того, "экскурсии в "Ушах" летом 1904 и 1905 гг. значительно расширили материал для изучения камышинской флоры". И.В.Палибин пишет, что "в настоящее время для камышинской флоры мы имеем около тридцати видов ископаемых, среди которых довольно многочисленны представители вечнозеленых широколистных дубов (Quercus); вообще здесь преобладают представители почти тропической растительности. По предварительному определению, найденные здесь растительные остатки относятся к следующим семействам: Fagaceae, Saueraceae, Ranunculaceae, Myrtaceae, Clusiaceae, Apcynaceae, Caprifolaceae, Melastomaceae и др." [8].

О знаменитых "Ушах" рассказывает нам весьма любопытные подробности известный советский палеоботаник, профессор В.И.Баранов [9]: "Окрестности города Камышина издавна славились наличием выходов плотного кварцевого песчаника, из которого приготовлялись жерновые камни для мукомольных мельниц. Обрабатывающие эти камни мастера нередко обращали внимание на замечательно четкие и резкие отпечатки листьев, имевшиеся иногда на поверхности отколотых глыб.

1 2 3

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000, Самарская Лука.